В 2014 году, когда я учился на магистратуре в городе Шанхай, произошло одно из самых моих незабываемых приключений в Китае.

Как я уже писал ранее, в Китае до эпидемии возможностей подработать у иностранцев было огромное количество. И в первую очередь, эти подработки так или иначе были связаны с «торговлей лицом», как мы это называли. Иностранцы с неазиатскими лицами (не только «белолицые», но и арабы, африканцы, латиносы) пользуются огромным спросом в Китае. Иностранец в стереотипном представлении большинства китайцев – это, с одной стороны, – экзотика, с другой стороны – носитель мировой мудрости и денег. Так получается, что даже сейчас, когда по уровню жизни китайцы давно обогнали большинство стран, включая Россию, в их сознании мы до сих пор – самые богатые и гораздо более разбирающиеся в жизни. Из этой парадигмы и произрастает спрос на иностранцев в Китае. С рекламных баннеров на тебя смотрят иностранцы, рекламируя все подряд: от молока до диванов. В видео рекламе иностранцы восхищаются вкусом пива «Циндао» и нежностью монгольской говядины. Иностранцы рекламируют крупные бренды и финансовые пирамиды, раздают шоколадки в ТЦ, стоят на выставочных стендах, притворяются серьезными предпринимателями, чтобы повысить престиж компании или откровенно надурить. Даже в ночных клубах иностранцы пьют бесплатно или вообще с доплатой – так как престиж ночного клуба с иностранными посетителями в глазах основной таргет групп – богатой китайской молодежи – сразу же повышается. Также огромный спрос на иностранцев в съемках фильмов – от массовки за 400 юаней в день до роли со словами, за которую можно получить 3000 юаней в день и больше. Это могут быть и студенты-первокурсники, и достаточно профессиональные актеры. Главное, чтобы была неазиатская внешность. И с моей точки зрения, это очень по-расистски по отношению к самим себе и вообще всем азиатам. Потому что получается достаточно странная и несправедливая картина, когда, например, русский преподаватель английского языка может устроиться без всяких сертификатов и экзаменов в очень престижную частную школу и получать по 30 тысяч юаней в месяц просто потому, что он белолицый, а значит, для китайцев – по дефолту говорящий на английском языке. А вот азиату, даже с американским гражданством и говорящему на чистейшем английском, получить такую работу будет намного сложнее.

В-общем, приехав в Китай, многие иностранцы начинают подрабатывать именно иностранцами. Нас с другом сразу же начали звать на съемки кино, сериалов и рекламы в роли массовки (играть приходилось всех подряд – я успел побывать полицейским, военным, моряком, купцом 19-ого века, врачом и даже пьяной пчелкой, за пчелку, кстати заплатили больше всего, но после этого я наотрез отказывался в подобном сниматься)), мы работали на китайских свадьбах, притворяясь иностранными друзьями жениха, на выставках, притворяясь серьезными покупателями из разных европейских стран, повышая тем самым престиж выставок, ездили с китайскими компаниями на разные переговоры, просто на них появляясь в костюмах и периодически напиваясь на банкетах, в то время как китайцы нас представляли какими-нибудь CEO крупных европейских компаний (кстати, советую посмотреть фильм Shanghai Calling – «Зов Шанхая». Хоть фильм и малобюджетный, но в нем хорошо показано, чем занимаются иностранцы в Китае, в частности, примечательна сцена с юристом, который оказался простым наемным актером-иностранцем. Кстати, в массовке этого фильма также снималось много моих знакомых).

Так вот, в конце 2014 года нас позвали на очередную подработку. Деньги предложили хорошие, и я, конечно же, сразу согласился. Сказали, что работа будет проходить в уезде Пэйсянь (沛县) города Сюйчжоу провинции Цзянсу. Выезд из Шанхая в 6 часов вечера, ночевка в гостинице, с 9 утра работа и возвращение в Шанхай вечером второго дня. Как и всегда, ничего о работе мы заранее не знали, единственное условие было – быть в деловых костюмах.

Приключения начались еще в Шанхае, так как я просто взял и опоздал на поезд, который был последний до Пэйсяня в этот день. Опоздал я по собственной глупости – почему-то я подумал, что билеты нам будут выдавать возле вокзала. Оказалось же, что их нам просто купили по интернету и нам нужно было их получить в кассах по паспорту. В итоге, приехав за 15 минут до отправления, я побежал в кассы (а на старом вокзале Шанхая они находятся в отдельно стоящем здании через дорогу от вокзала), где была огромная очередь. Поезд мой уехал, но я запрыгнул в поезд до Нанкина – это по пути, но вот каким образом буду добираться от Нанкина до Пэйсяня я пока не знал.

Приехав в Нанкин и убедившись, что скоростных поездов из Нанкина в Пэйсянь больше сегодня не будет, я решил договориться с каким-нибудь нелегальным бомбилой, хотя в Китае на каждом шагу предупреждают, что нельзя ни в коем случае пользоваться услугами неофициальных или «черных» такси. (В Китае легально таксовать можно только официально устроившись в компанию, большинство которых государственные, где тебе дадут казённую машину. Как у нас, подвозить людей на своей машине законодательно запрещено. Правда, с появлением компаний типа Didi и Dida, это стало отчасти возможным, но только в форме карпулинга – по типу Blabla Car – когда ты просто берешь с собой по пути кого-нибудь. А Uber, только начав заходить на китайский рынок, сразу же был куплен этой же Didi). Я подумал, что может не так все и страшно, да и выбора у меня особенного не было. Выйдя с вокзала, на меня сразу набросилась куча нелегальных таксистов, которые начали наперебой предлагать свои услуги, сторговавшись с одним на 300 юаней, я со спокойным сердцем поехал в сторону Пэйсяня.

Но спокойно я ехал не больше 15 минут. Выехав за пределы города, мой таксист остановился и начал кому-то названивать. Через несколько минут по его звонку приехал другой бомбила, который начал торговаться уже с ним за сколько он меня отвезет в Пэйсянь. В итоге оказалось, что меньше, чем за 1500 юаней меня не повезут. Конечно, я начал возмущаться, хотя мне уже становилось немного страшно – ночь, пустая дорога, рядом ни души и два китайца криминального вида, которые начали агрессивно убеждать меня, что выбора у меня никакого нет, и все равно придется платить не меньше 1500 юаней, иначе никак в Пэйсянь не попасть.

Было понятно, что надо бежать от них куда подальше, но как это сделать, я не знал. Поэтому я решил просто продолжать с ними вяло торговаться, ожидая какую-нибудь машину, чтобы просто выскочить и попросить помощи. Мне повезло – через 5 минут мимо проезжало свободное такси, я схватил свои вещи с заднего сиденья и выбежал на дорогу, остановив такси. Эти два приятеля сначала погнались за мной, но потом все-таки отстали и вернулись к своим машинам. А таксиста я попросил вести в город обратно, параллельно рассказывая о своих приключениях.

Таксист меня выслушал, пожурил нелегальных таксистов и меня, решившего воспользоваться их услугами. Сказал, что действительно никто за 300 юаней меня бы не повез, так как до Пэйсяня от Нанкина 400 километров и пять часов езды. К сожалению, тогда я плохо разбирался в географии Китая и заранее расстояния по карте не посмотрел. Пэйсянь находится на самом севере провинции Цзянсу, а мне на тот момент почему-то казалось, что это достаточно близко от административного центра – города Нанкин. В итоге таксист мне сказал, что нужно ехать на простом плацкартном поезде до Сюйчжоу, так как другого выбора просто нет. Я был преисполнен искренней благодарности к этому таксисту, особенно после встречи с этими мошенниками, как вдруг он резко разворачивается и начинает меня везти в противоположном направлении по какой-то темной грунтовой дороге. Вот я же тогда перепугался! Оказался ночью в незнакомом городе, только что убежав от китайских «черных» таксистов, а тут еще и «белый» таксист что-то недоброе замышляет…

К счастью, оказалось, что он просто поехал на заправку, о чем и сообщил мне, наверное, увидев испуг на лице=) В итоге, он довез меня до вокзала, где я купил билет на плацкартный поезд до города Сюйчжоу. Также в интернете я прочитал, что с вокзала города Сюйчжоу каждые полчаса ездит ночной автобус до Пэйсяня. Оставалось только его найти и разобраться, где купить билет. Кстати, вернувшись на вокзал Нанкина, уже не было ни одного нелегального таксиста. Видимо, те двое их предупредили, что лаовай вырвался из их цепких лап и может позвонить в полицию.

4 часа я ехал на плацкартном поезде до Сюйчжоу. Напрасно я рассчитывал хоть немного вздремнуть. Со мной ехала чрезвычайно шумная компания из китайцев, которые всю ночь пили китайскую водку и общались на разные темы. Выйдя на вокзале в Сюйчжоу где-то в 4 утра, я пошел искать автобус, который достаточно быстро нашел по указателям. Купил билет (а продавали билеты прям в самом автобусе), сел в него, и еще часа два ехал до уезда Пэйсянь. В Пэйсяне я долго не мог поймать такси, но, в конце концов, доехал до гостиницы часам к 8-и утра, а через час мы уже должны были собираться на первом этаже. Раздобыв утюг на ресепшне, я погладил совершенно помявшиеся от моих злоключений костюм и рубашку и к 9 часам ожидал начала рабочего дня вместе с другими, хорошо отдохнувшими, ребятами.

Нас было пять человек, все парни, все в костюмах. Нас посадили в микроавтобус и повезли в город. Приехали мы на какое-то грандиозное мероприятие. Была большая сцена под открытым небом, несколько сотен сидячих мест, куча людей, везде шарики, ленты, проекторы, реклама, раздача брошюр. Нас посадили на самый первый ряд за стол с табличкой «VIP гости». Единственное, в чем нас проинструктировали, — это то, что когда нас позовут, надо будет выйти, постоять на сцене, потом положить руки на большой стеклянный шар и что-то крикнуть по-английски (уже не помню, что конкретно).

Оказалось, что это была церемония открытия крупнейшего (по словам застройщика) торгового центра в Пэйсяне. На сцене проводилась презентация с его рекламой, описанием торговых мест и их маркетинговой привлекательности. Презентация перемежалась выступлениями разных музыкальных групп и конкурсами. Было даже выступление фокусника, что меня больше всего поразило. Конечно, это был не Гудини, но фокусы действительно были очень интересные и захватывающие. Конкурсы были тоже типично китайские – все желающие подключались по вичату (самый популярный китайский мессенджер, можно сказать что единственный, так как всякие Whatsapp-ы, Телеграммы, Инстаграмы, Вайберы и проч. просто заблокированы) и трясли телефон, настолько быстро, насколько возможно, наблюдая за передвижением своего персонажа на большом экране. Было три забега, а главный приз на каждом забеге был велосипед. В итоге один китаец, который тряс телефоном лучше всех, выиграл все три велосипеда)

И вот церемония подходит к торжественному завершению. Ведущий с гордостью объявляет, что в числе приглашенных присутствуют финансовые аналитики из Украины, которые работают в администрации нового президента Порошенко. Эти аналитики провели анализ всех экономических характеристик торгового центра и выяснили, что показатели продаж будут просто феноменальными, и это гарантирует всем арендаторам баснословную прибыль. Как вы уже догадались, речь шла про нас 🙂 Нас пригласили на сцену, вынесли огромный стеклянный шар с логотипом компании, мы на него положили свои руки, что-то выкрикнули и уже через минуту вернулись на свое VIP ложе под бурные аплодисменты. Вот так и закончилась наша работа в уезде Пэйсянь.

Церемония закончилась примерно в час дня, и нас повезли на грандиозный банкет в одном из ресторанов Пэйсяня. Стол просто ломился от разных яств и напитков. Было очень много мясных блюд, и каждое хотелось попробовать. Китайская кухня чрезвычайно разнообразна и в каждой провинции есть свои самобытные аутентичные блюда, которые не встретишь в другой. Уже под конец трапезы один из организаторов спросил нас – «Ну и как вам собачатина? Вкусная?» Я аж подавился от неожиданности этого вопроса.

А следовало бы мне почитать про то место, в которое еду. Оказалось, что уезд Пэйсянь – это достаточно знаменитое место в Китае. Во-первых, здесь родился Лю Бан – основатель династии Хань. А, во-вторых, – это родина собачатины. Собачатина здесь – это так называемый 特色菜, блюдо, которое отражает самобытность региона. Этим блюдом гордятся, им отождествляют себя местные жители с родным регионом ну и, конечно, этим блюдом в обязательном порядке угощают гостей. Потом уже, по дороге на вокзал, я заметил, что улочки Пэйсяня пестрят вывесками «Кафе с собачатиной», и большинство из них называется «刘家狗肉»:) Что можно перевести как «собачатинка у семьи Лю», намекая на фамильное древо основателей династии.

Нас довезли до вокзала, раздали гонорары в конвертах, и мы поехали на скоростном поезде обратно в Шанхай.

Вот так прошла моя необычная командировка. В этом же 2014 году была еще одна необычная подработка – мы притворялись англичанами и во фраках рекламировали только что построенный жилой квартал в английском стиле. Но об этом в другой раз 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.